Экспоненциальные организации — управление цифровой трансформацией

Именно так называлась лекция одного из ведущих в России «венчуристов» Евгения Кузнецова (бывшего врио генерального директора Российской венчурной компании, бывшего директора дочерних фондов АО «РВК», члена президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП). Две недели у меня «не доходили руки», чтобы опубликовать этот материал. Но, прошедшее мероприятие оставило в моих мозгах настолько неизгладимый след, что я решил ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА!  Личность Евгения Кузнецова меня заинтересовала еще и тем, что организаторы его позиционировали, как футуролога. И это было решающим аргументом для того, чтобы в свой день рождения вместо того, чтобы отмечать сие событие с друзьями и родственниками я поехал на этот семинар, понимая, что мои гости могут и подождать, а организаторы мероприятия вряд ли перенесут мероприятие ради моей скромной персоны. Априори заявляю: не пожалел.

Экспоненциальные организации — управление цифровой трансформацией

Это была преамбула. Теперь по порядку.  Почему именно позиционирование лектора, как футуролога явилось для меня решающим аргументом, чтобы посетить его лекцию? Для этого необходимо напомнить моим читателям и подписчикам, что текущий год не только в российском политико-экономическом эстеблишменте, но и в моем сознании проходит под трендом ТРАНСФОРМАЦИЯ.

… Все началось в январе, когда на юбилейном гайдаровском форуме ведущими российскими экономистами, но в первую очередь премьер-министром, был заявлен СТРАТЕГИЧЕСКИЙ КУРС НА ТРАНСФОРМАЦИЮ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ В ЦЕЛОМ И ЕЕ ЦИФРОВИЗАЦИЮ В ЧАСТНОСТИ. Я посвятил теме трансформации уже 8 публикаций с начала года  это много для одного тренда.


На семинаре ВШКУ РАНХиГС «Трансформация моделей корпоративного управления в эпоху четвертой промышленной революции»

Особенно хочу остановиться на семинаре ВШКУ РАНХиГС «Трансформация моделей корпоративного управления в эпоху четвертой промышленной революции». Почему? Потому, что это первый случай на моей памяти, когда профессия футуролога была провозглашена/представлена не в фантастическом романе или мистико-фантастических материалах/передачах, а, как серьезная профессия, претендующая быть представленной в Совете директоров крупнейших мировых и отечественных компаний. Один из спикеров — руководитель проектного офиса АО «РВК», профессор бизнес-практики Московской школы управления СКОЛКОВО Павел Алферов – в виде теста попросил аудиторию заполнить анкету: КОГО? из перечисленных профессий вы видите в Совете директоров в ближайшее время? И так получилось, что я ЕДИНСТВЕННЫЙ из всех, принявших участие в опросе, увидел в СД футуролога. Что оказалось верным. Пишу это не для того, чтобы набить себе цену, а для того, что мой разум, знания и опыт говорят мне, что это логично и неизбежно. Я также верю в то, что в 2025 году (если не произойдет непоправимое) мы будем жить в другом мире. Почему? Потому, что уровень технологического развития уже достиг своего апогея. Потому что сегодня, на наших глазах происходит научно-техническая, четвертая по счету, революция, потому что сегодня уже созданы технологии, которые преобразят наш мир до неузнаваемости, от интернета вещей до воздушного такси, от «путешествия» разума/сознания до путешествия на Марс (в последнее, кстати, я верю меньше всего, но, тем не менее, это грядет). Поэтому в моем осознании профессия футуролога ассоциируется не, как фантаста/фантазера (в обывательском понимании), а, как человека, способного на основе тщательного анализа предсказать грядущие тенденции в бизнесе/технологиях, этакого hype-гуру (об этом ниже).

Итак, все-таки о лекции. Было очень интересно по нескольким причинам: во-первых, сама тема мероприятия и во-вторых, безусловно, харизма лектора. Именно синергия этих двух составляющих и наполняет смыслом и интересом такие мероприятия, делает их незабываемыми.

Не имеет смысла ее (лекцию) пересказывать (в конце статьи будет на нее ссылка), однако, считаю полезным поделиться своими выводами:

  1. Экспоненциальные изменения – это то, что наш мозг не умеет отрабатывать. Мы не можем оценить глобально меняющиеся процессы, когда они находятся на очень низких значениях. Например, рынок электромобилей. Еще в 2012 году мы его просто не видели, а к 2025 году многие автокомпании собираются отказаться от производства бензиновых двигателей.
  2. Экспоненциальные процессы развиваются по своим законам и правилам, один из которых — темпы развития, скорость захвата глобального рынка. Они имеют также свои правила, заключающиеся в том, что, если компания, достигшая экспоненциального роста, садится на этот гребень волны, то она должна знать, как удержаться на этой волне, не потерять ее, не потерять рынок. Если раньше одна компания не была в состоянии завоевать рынок, то с появлением экспоненциальных процессов и цифровой трансформации, это стало возможным. Экспоненциальный рост не собирается останавливаться и ведет за собой все большую гонку мощностей. Это один из самых мощных ветров, который дует в паруса мировой экономики.
  3. Управление экспоненциальным ростом  – это уход от традиционных бизнес-моделей.
  4. Мы все/наша жизнь  окружены всевозможными датчиками, которые развиваются такими темпами, что скоро сами будут принимать решения на первичном уровне. И их рост (датчиков/технологий) экспоненциален. Цифровая трансформация даже не набирает темпы, она уже идет полным ходом.
  5. Венчурные компании, фонды и стартапы неразрывно связаны с экспоненциальным ростом.

Цифровая трансформация ведет за собой 3 фундаментальных процесса, 3 кита цифровой трансформации. Первый – это большие данные. Сегодня данные прямо трансформируются в капитализацию, яркий тому пример – блогеры. Чем больше подписчиков, тем выше их доходы. Это на обывательском уровне, а на уровне крупных корпораций – это инновации и все новые стартапы, их экспоненциальный рост. Потенциально рынок данных оценивается в триллионы долларов. Второй драйвер цифровой информации – это искусственный интеллект (ИИ). У ИИ есть исключительное свойство – он может обрабатывать огромное количество данных и это легко масштабируемая система. И, наконец, третий ключевой кит – это то, что на основе персонализированных данных о каждом потребителе, компании могут максимизировать выручку относительно каждого потребителя.

Экспоненциальный рост обеспечивается только, если у компании/тебя уникальный продукт, только, если компания/ты работает/-ешь на глобальном рынке и только, если она/ты персонализирована с потребителем.

Экспоненциально расти можно ТОЛЬКО на пустом, пока не существующем рынке. И задачей экспоненциально растущих компаний, как и инвесторов, является уничтожение существующего рынка с тем, чтобы полностью его заменить и на его руинах выстроить новый, в котором они будут занимать лидирующие позиции. Это называется destruction technology – стратегия разрушения существующих индустрий с тем, чтобы разрушить существующий и сформировать новый рынки.

Destruction происходит практически во всех отраслях: в финансах, в медицине, в сервисе, в ритейле, в энергетике, т.е. абсолютно во всем. Ярким примером может служить автомобилестроение. В 2012 году начались первые продажи электромобилей. За 7 лет рынок электромобилей в США вырос в 1000 раз! Таким образом, к 2025 году планируется ПОЛНОСТЬЮ отказаться от бензиновых двигателей. Это и есть destruction, т.е. замена одного рынка другим.

Что делать компаниям в этой постоянно меняющейся парадигме, когда твой многомиллиардный бизнес сметается 1-2-3 компаниями, которых ты еще 5 лет назад в упор не видел? Примеры: Kodak, не поверившая в цифру и почившая в бозе  или General Electric, подешевевшая в 10 раз из-за нежелания развивать научные изыскания в области не традиционной энергетики. Что делать, когда ты веришь в одну технологию, а завтра она сметается другой?

HYPE. Hype (не в нашем обывательском смысле) — это базовое понятие современного инвестиционного процесса. Это способ синхронизации деятельности множества небольших инвесторов для того, чтобы объединить их в пулы, которые проламывают существующие индустрии и уничтожают их. Нет ни одной крупной компании, способной уничтожить рынок, но, если есть hype, если есть множество инвесторов, то рано или поздно это осуществляется. Hype — это инструмент глобальной координации действий.

На тех скоростях, на которых развивается современная цивилизация, крупные компании НИКОГДА не перегонят стартап в части производственного продукта. Поэтому корпорации изменили тактику: они сократили свои R&D и покупают встающих на ноги малышей. Если еще 10 лет назад только 80%, а 5 лет назад только 90% стартапов покупалась корпорациями, то сегодня 98% стартапов поглощаются ими. ГЛАВНОЙ ЦЕЛЬЮ КОРПОРАЦИЙ является не покупка новых технологий, не покупка нового продукта. ГЛАВНОЙ ЦЕЛЬЮ КОРПОРАЦИЙ является покупка команд, способных развивать тот или иной рынок, о чем я пишу последние 2 года, а говорю уже почти 10 лет.

Таким образом, можно сказать, что экспоненциальный рост – это рост поглощений. Яркий пример – это экспоненциальный рост компании Amazon, когда с 1994 года интернет магазин превратился на сегодняшний день в транснациональную технологическую компанию с оборотом более триллиона долларов (https://ru.wikipedia.org/wiki/Amazon ).

Ну, и, конечно же, Сеть или по-другому Платформа. Все быстрорастущие компании используют платформы. И получается некий парадокс. В дуэте производитель/потребитель больше всего выигрывает…третий, а именно, СЕТЬ! То есть, в этом уже трио, тот, кто объединил «всех» производителей и «всех» потребителей (Платформа), зарабатывает больше, чем первые два. При этом Сеть ничего не производит, она просто является посредником между производителями и потребителями, между спросом и предложением. Но, с другой стороны, именно она формирует экосистему.

 Как управлять быстро растущими компаниями? Управление экспоненциальным ростом  – это ВСЕГДА уход от традиционных бизнес-моделей. Экспоненциальный рост крупных компаний состоит в том, что они сломали свою философию работы над циклами снижения издержек и оптимизации и перешли к умению постоянно подхватывать новую волну и постоянно покупать новые и новые решения с тем, чтобы их интегрировать в свой бизнес.

В основе экспоненциального развития в крупных компаниях лежит изменение КУЛЬТУРЫ, изменение поведения, изменение мышления. Изживающая себя иерархическая культура управления не работает и не может работать в быстро изменяющихся условиях. Для того, чтобы работать в условиях постоянно появляющихся изменений нужна совершенно другая бизнес-логика. В Силиконовой долине весьма распространено выражение, что культура съела стратегию на обед. Если в компании нет культуры управления изменениями, культуры развития и нового мышления, все стратегии не работают. Примеров много даже в нашей стране. В ОСНОВЕ ВСЕХ ЭКСПОНЕНЦИАЛЬНО РАЗВИВАЮЩИХСЯ КОМПАНИЙ ЛЕЖИТ АБСОЛЮТНАЯ ТЕРПИМОСТЬ К НЕУДАЧАМ. В ОСНОВЕ ВСЕХ ЭКСПОНЕНЦИАЛЬНО РАЗВИВАЮЩИХСЯ КОМПАНИЙ ЛЕЖИТ ПОРТФЕЛЬНЫЙ ПРИНЦИП, когда из 10-15 стартапов «выстреливает» один и все переключаются на его экспоненциальное развитие. Это абсолютно отличается от нет, не устаревающей, А УСТАРЕВШЕЙ системы традиционного управления. В крупных индустриальных компаниях, использующих «механические» методы управления (хорошо отлаженная система, все работает, как швейцарские часы и т.д.), ЭКСПОНЕНЦИАЛЬНЫЙ РОСТ НЕ ВОЗМОЖЕН!!! Этот рост может обеспечить ТОЛЬКО «ЖИВАЯ» СИСТЕМА, где возможен геометрический рост, где происходит постоянное размножение! В основе всей философии новых экономических моделей лежит понятие экосистемы, лежит понятие взаимосвязи и взаимосотрудничества субъектов, которые должны между собой общаться, обмениваться и дополнять друг друга, тем самым обеспечивая рост компании. Поэтому история экспоненциального роста – это история коллаборации и сотрудничества, гибкости и возможности моментального реагирования, а, главное, адаптации к новым задачам.

На этом можно было бы закончить статью, однако я хотел бы предложить читателю еще один момент, который я умышленно вынес за скобки. Но, прежде анекдот.

Приходят как-то Петровы в гости к Ивановым. Лет двадцать не виделись, поэтому весь вечер был занят воспоминаниями и вопросами типа КАК ВЫ? Ну, посидели, пора уходить, попрощались. Не успели Петровы переступить порог дома, как раздается звонок. Звонит Иванов и упрекает Петрова в том, что после их ухода из квартиры исчезли деньги. ИВАНОВ: Петров, после вашего ухода у нас исчезли 2 миллиона рублей. ПЕТРОВ: Иванов, неужели ты подумал на нас? ИВАНОВ: А на кого мне думать, если до вашего прихода деньги были, а после вашего ухода их не стало? Возмущенный и возбужденный ПЕТРОВ: Как ты мог такое подумать? Ты, что забыл, как я в драках в школе тебя всегда защищал, а сколько раз я в армии спасал тебе жизнь? И так минут на десять. Неожиданно ИВАНОВ его перебивает и говорит: Расслабься, Петров, деньги нашлись. Оказывается, их жена переложила в другое место. НО ЗНАЕШЬ, ПЕТРОВ, ОСАДОК ОСТАЛСЯ.

К чему это я? Да, все к лекции. ГЛОБАЛЬНЫЙ экспоненциальный рост российским компаниям не светит. Почему? Потому что, как я уже упоминал выше, экспонента развивается по геометрическим законам. В нашем случае, чем больше потребителей, тем большая вероятность экспоненциального роста. Принимая во внимание то, что китайцев 1,5 миллиарда, индусов – 1.3 миллиарда, американцев – около 350 миллионов, а россиян только 140 миллионов, то вывод напрашивается сам. НИЧЕГО ГЛОБАЛЬНОГО РОССИЙСКИМ КОМПАНИЯМ НЕ СВЕТИТ! То есть, это чистая математика, как говорится ничего личного…

Выводы: 1. В целом мне очень понравилась лекция, узнал много нового. В частности, почему российским компаниям не светит МИРОВОЕ, а не локальное экспоненциальное развитие. 2. Как выпускник Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС (МВА 2014), узнал о разнице подходов в корпоративном управлении в «традиционных» и быстроразвивающихся компаниях. 3. Буду рекомендовать к просмотру материалы лекции ВСЕМ СВОИМ ВИЗАВИ. 4. Анонсированная в начале статьи ссылка на трансляцию семинара: https://www.youtube.com/watch?v=j2iCE3ttdz8.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *